Вязание варежек ежик спицами

скачать файл
СОДЕРЖАНИЕ
Введение 3
Глава 1. Категория вводности в русском языке

§1. Вводные слова и предложения, их синтаксический статус 6

§2. Семантическая классификация вводных слов.

Вопрос о форме вводного компонента 16

§3. Вводный компонент как средство выражения субъективной

модальности 27

Выводы по главе 1 35
Глава 2. Вводные компоненты в романе Л. Н. Толстого «Война и мир»

§1. Особенности синтаксической организации художественной прозы Л. Н. Толстого 37

§2. Семантическая характеристика вводных компонентов романа 42

§ 3. Структурные особенности вводных компонентов.

Способы введения их в структуру предложения 54

§4. Функции вводных конструкций 61

§4. 1. Модальная функция 62

§4. 2. Метатекстовая функция 65

§4. 3. Союзная функция 69

Выводы по главе 2 72


Заключение 75

Литература 78


Введение

Трактовка вводных слов, словосочетаний, предложений — одна из нерешенных лингвистических проблем, хотя и привлекала внимание многих исследователей. Так, неоднократно лингвисты обращались к изучению грамматических и семантических свойств вводных слов и словосочетаний (А.И.Аникин 1956, А.И.Студнева 1969, П.А.Лекант 1988, Р.А.Маркарян 1987, Л.И.Василенко 1990), к рассмотрению вводных единиц как средству выражения модальности предложения (В.В.Виноградов 1950, А.А.Корнилов 1973, В.З.Панфилов 1977, Г.П.Немец 1991), к анализу модальной характеристики вводных компонентов (А.И.Останин 1968, В.В.Востоков 1976, Е.С.Яковлева 1984, Е.И.Беляева 1991, Т.И.Стексова 1992, И.В.Столярова 1992), к истории вводных слов в русском языке (В.А.Глухова 1977), к их интонационным особенностям (Р.М.Романова 1971, З.М.Базарбаева 1991), к изучению функционирования вводных единиц в составе различных видов предложений, в составе текста (М.С.Черткова 1969, Л.В.Аниеимова 1982, В.В.Амосова 1971, Г.А.Золотова 1983, А.М.Баранов, И.М.Кобозева 1984), к специфике связи вводных элементов с высказыванием (A.M.Панковский 1938, А.А.Шахматов 1941, А.И.Аникин 1956, А.Г.Руднев 1968, И.И.Мещанинов 1976), к исследованию союзной функции вводных компонентов в структуре предложения (текста) (М.Е.Боскова 1959, Н.В.Муравьева 1980, Т.С.Алгазина 1994).


Указанная проблема относится к числу наиболее сложных прежде всего потому, что приемы исследования и описания соответствующих явлений не всегда оказываются достаточными для непосредственного ее решения [Полякова Ю.Г.].
Таким образом, актуальность темы определяется необходимостью изучения структурно-содержательных и функциональных свойств вводных высказываний, проблематика которых в силу своей сложности и многогранности требует дальнейшего исследования. 
Объектом исследования являются вводные единицы в структуре простого и сложного предложения.
Предметом исследования является функционирование конструкций в тексте романа Л. Н. Толстого «Война и мир».
Целью дипломной работы является комплексное исследование структурных и функционально-семантических свойств вводных компонентов в романе Л. Н. Толстого «Война и мир». В соответствии с этим в работе ставятся и решаются следующие задачи. 
1. Уточнить понятие вводных слов и предложений, изучить их синтаксический статус;
2. Рассмотреть выдвинутые различными лингвистами семантические классификации вводных компонентов и их морфологическое выражение;
3. Классифицировать вводные компоненты романа «Война и мир» по их семантике, синтаксической структуре, способам введения в структуру предложения;
4. Показать, что вводный компонент является средством выражения субъективной модальности в тексте романа;
5. Изучить роль вводных слов в синтаксической организации прозы Л. Н. Толстого.
Теоретическая значимость заключается в описании участка языковой системы, связанного с выражением позиции говорящего, а также выявлении специфики языковых единиц – выразителей субъективно-модальных значений.
Практическая значимость заключается в возможности использования результатов работы в практике преподавания русского языка в вузе и школе, при проведении спецкурсов и спецсеминаров по современному русскому языку, в лексикографической практике.
Материалом исследования послужила картотека предложений, содержащих вводные компоненты (1683 единицы), собранная методом сплошной выборки из текста романа-эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир».

Для решения поставленных в исследовании задач были использованы специальные методы и приемы: метод сплошной выборки языкового материала (при составлении картотеки); описательный метод, включающий приемы наблюдения и классификации анализируемого материала (при характеристике структурной организации вводных, а также при выделении их функциональных типов). В работе также нашел отражение метод статистического анализа.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения.

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяется его предмет и объект, формулируются его цели и задачи.

В первой главе содержится обзор основных теоретических работ по теме исследования: рассматривается вопрос об отнесении вводных конструкций к числу элементов, осложняющих простое предложение; излагаются различные точки зрения на семантические группы и структурные особенности анализируемых конструкций.

Вторая глава посвящена исследованию функционирования вводных компонентов в романе «Война и мир».

В заключении подводятся итоги исследования.
Библиография содержит 68 наименования.
Глава 1. Категория вводности в русском языке
§1. Вводные слова и предложения, их синтаксический статус

Проблема вводности и ее кардинальный вопрос – о грамматической и смысловой связи вводных слов со своим окружением – была поставлена грамматистами давно. Первоначально исследователи склонны были считать вводные единицы «элементами внутренне чуждыми приютившему их предложению», «инородными телами» [Шахматов 1941, С.265], «пулями, попавшими в чужой организм» [Пешковский 1956, С.404]. Однако со временем роль и положение вводных единиц стали оцениваться иначе (вплоть до категорического утверждения Г. А. Золотовой о том, что вводные модальные слова не как-то внешне накладываются на предложение, а являются неотъемлемым элементом его структуры). Действительно, у них нет ни сочинительной, ни подчинительной связи с другими словами предложения, но есть связь семантическая. Кроме того, часто вводные компоненты выполняют строевую функцию, выступая в качестве союзных средств. Таким образом, вводные единицы – специальные вводные авторские компоненты структуры предложения.

К проблеме вводных слов обращался В. В. Виноградов, выделивший вводно-модальные слова в особый «грамматический класс в системе частей речи» и предложивший свою классификацию вводных слов. В дальнейшем различные аспекты исследования вводных слов рассматривались в работах Т. С. Алгазиной, А. И. Аникина, М. Е. Босковой, Н. В. Калинской, А. М. Касаткина, Л. М. Костычевой, П. А. Леканта, А. И. Останина, А. И. Студневой, Л. Г. Хатиашвили, И. П. Чиркиной и др. – выявилась специфика вводности, способы образования вводных единиц, их состав и объем, грамматическое положение в структуре предложения, выяснилось отношение вводных слов и сочетаний к модальности, описывались их семантические группы. Несмотря на изученность проблемы, до сих пор признается, что «лингвистическая сущность, природа вводности еще не определена с должной глубиной и всесторонностью» [Лекант 1998, С. 5], по-разному понимается и сам термин «вводные слова» [Мухин, 2001, С. 7.].

Вводные слова — это слова, входящие в состав предложения, но не вступающие с его членами в грамматическую связь. Как правило, вводные слова выражают отношение говорящего к высказыванию, его оценку, дают сведения об источнике сообщения или связи с контекстом.

Не связанные синтаксически с членами предложения, вводные слова тем не менее выполняют в некоторых случаях конструктивную роль и являются необходимыми для структуры предложения. В подобных случаях функция вводных слов близка к функции союзов (разделительных, противительных, присоединительных и др.).

Вводный компонент как особая синтаксическая категория, входя в соотносительную связь с другими членами предложения, либо выражает модальные отношения говорящего, либо содержит какие-нибудь пояснения к членам предложения или предложению в целом, получая выделение в устной речи интонацией, а на письме знаками препинания. В предложении он получает специфическое грамматическое оформление и выполняет определенные смысловые функции.

При определении вводного слова как вводного компонента мы опираемся на положения, выдвинутые в работах таких исследователей, как М. И. Мещанинов, В. В. Виноградов, Е.В.Кротевич, В. Г. Адмони.

И.И.Мещанинов одну из глав своего труда «Члены предложения и части речи» называет «Вводные предложения и вводные члены предложения». Определяя вводные члены предложения как обособленно стоящие слова и группы слов с особым «смысловым выражением», И.И.Мещанинов указывает: «Такие обособленные вводные члены предложения не изменяют основных отношений между другими членами предложения. Такими вводными (обособленными) частями передается субъективное отношение говорящего ко всему содержанию его высказывания или его эмоционально-волевое выражение. Первым из них может быть присвоено наименование вводного (обособленного) члена субъективного отношения, а вторым - вводного (обособленного) члена эмоционально-волевого высказывания» [Мещанинов, 1998, С. 226]. В.В. Виноградов, характеризуя синтаксическую специфику «вводных синтагм», солидаризируется с И.И. Мещаниновым: «Вопрос о системе лексического обозначения посредством имен существительных, прилагательных, наречий и глагольных форм тех состояний, переживаний, отношений, волевых устремлений, качественных оценок, которые связаны или могут быть по своей семантической природе связаны с категорией модальности, очень важен для грамматики. Ведь соответствующие имена или наречия тем или иным способом могут быть приспособлены к выражению или обозначению модальности высказывания, могут быть включены в его семантическую и синтаксическую структуру в качестве своеобразных модально-вводных членов предложения (или, по терминологии академика И.И.Мещанинова, «вводных обособленных членов субъективного отношения»)» [Мещанинов, 1998, С. 54-55]. См. там же: «Можно было бы указать на способность модальных слов выступать в роли эквивалента предложения. Это синтаксическое свойство сближает модальные слова с «членами предложения» и оправдывает классификацию их как «модально-вводных членов предложения» [Мещанинов, 1998, С.72].

С точки зрения объема и грамматической организации вводные конструкции обычно делят на три вида: вводные слова, вводные словосочетания и вводные предложения. Эти виды принципиально друг от друга не отличаются. Вводные предложения являются добавочным элементом при основной части предложения точно в такой же мере, как и вводные слова и словосочетания.

В предложении Впрочем Пигасов, вероятно, и не понял бы вас (Тургенев) содержится вводное слово вероятно, указывающее на то, что сообщаемое говорящим в основной части предложения мыслится им в качестве возможного.

В предложении Жены местных властей, так сказать, хозяйки вод, были благосклоннее (Лермонтов) употреблено вводное словосочетание так сказать, которым писатель как бы смягчает следующее далее выражение хозяйки вод.

Предложение Он уехал теперь к Яузскому мосту, где, ему сказали, был Кутузов (Л.Толстой) содержит в своем составе собственно вводное предложение, т.е. вводную конструкцию, которая в других условиях может выступать как самостоятельное предложение. По своему значению это вводное предложение равнозначно вводному словосочетанию и представляет собой указание на то, кому принадлежит сообщаемое далее.

В «Русской грамматике» к вводным словам и сочетаниям слов относится довольно обширная и легко пополняющаяся группировка лексико-синтаксических единиц – словоформ и в разной степени устойчивых сочетаний, выражающих отношение к сообщаемому или его характеристику: экспрессивную реакцию на сообщение; подчеркивание, выделение какой-то его части; характеристику сообщаемого с точки зрения его связей и отношений, достоверности или недостоверности; по характеру протекания во времени; отнесение сообщения к его источнику. Вводные предложения по своей функции смыкаются с вводными словами и сочетаниями слов; отличие состоит в том, что вводные предложения по форме являются законченными или относительно законченными сообщающими единицами, то есть имеют структуру того или иного простого предложения – обычно нераспространенного или мало распространенного. Как характерные для вводных слов или сочетаний указаны следующие признаки:

1) в их состав не входят слова с конкретно-предметным значением: с лексико-семантической стороны эта группа ограничена глаголами, именами, наречиями и фразеологизмами со значением мысли, речи, восприятия, оценки, эмоциональных, интеллектуальных, волевых, узуальных состояний, разнообразных отношений, связей и зависимостей, меры, степени, качественности или количественности;

2) со стороны грамматической организации эта группа достаточно пестрая. В ней представлены спрягаемые формы глагола, инфинитивы, деепричастия, существительные и местоимения-существительные в разных падежных формах, без предлогов и с предлогами, наречия и предикативы, а также глагольные и именные фразеологизмы. В большинстве случаев вводные слова и вводные сочетания сохраняют живые лексические и грамматические связи с соответствующим знаменательным словом, с его парадигмой. Такие связи утрачены или ослаблены лишь у фразеологизмов (само собой, собственно говоря, чего доброго, на ту беду, неровён час, в конце концов, тем более, по меньшей мере, по крайней мере), а также у незначительного количества вводных слов, таких как конечно, во-первых, во-вторых. Однако и тогда, когда живые грамматические и лексические связи у вводного слова или сочетания сохраняются, оно оказывается обособленным от системы форм соответствующего слова, формально и функционально изолированным от членов его парадигмы. Особенно очевидно это у вводных слов и сочетаний – падежных форм с предлогами: к сожалению, по существу, без сомнения, без преувеличения, кроме шуток, в каком-то смысле, к тому же, по слухам, сверх того, а также у сочетаний с деепричастием и инфинитивом: говоря по совести, собственно говоря, честно говоря, судя по словам (кого-нибудь, чьим-нибудь), лучше сказать, вернее сказать, сказать по совести, нечего сказать;

3) вводные слова, вводные сочетания слов и вводные предложения объединяются специфической и единой для них функцией, противопоставляющей их всем другим классам слов и сближающей их с модальными частицами: они всегда так или иначе характеризуют сообщаемое с позиции говорящего, выражают отношение говорящего к сообщаемому. Именно поэтому в роли вводных предложений свободно функционируют многие слова – высказывания, выражающие разные виды отношения, например: Это невозможно, нет, этого не может быть; Он постарается, еще бы!; Встреча эта – увы! – не состоялась; Итак, завтра – неужели правда? – мы уезжаем отсюда;

4) место вводных слов, вводных предложений и сочетаний в предложении свободное; они легко занимают позиции в начале, в конце или в середине предложения, свободно вводятся в него и свободно из него изымаются. Синтаксические связи с каким-либо членом предложения или с предложением в целом у вводных слов, вводных сочетаний и вводных предложений отсутствуют: даже если в составе вводимой группы есть союз, он в этих случаях не выполняет связующей функции: Сюда, как говорят, едет делегация. Приедет, если не ошибаюсь, человек сто. [Русская грамматика. 1980. С. 228.].

Все эти признаки объединяют вводные слова, вводные сочетания, вводные предложения в особую лексико-синтаксическую группу.

А.Г. Руднев называет связь между вводным элементом и предложением соотносительной: «Между вводными словами и остальной частью предложения мы имеем специфический характер связи (отношения), который по-своему специфически выражает взаимосвязь элементов в составе предложения и который мы предлагаем называть соотношением и соотносительной связью» [Руднев А.Г. М.,1959. С.123].

Е.В. Кротевич, назвав «включением» отношение между «сопутствующими членами» и основным составом предложения, замечает: «Включение – это способ синтаксической связи между сопутствующим или обособленным членом предложения и тем высказыванием, в которое он вводится… Средством выражения являются порядок слов и интонация, с помощью которых создается разноплановость в ритмомелодическом оформлении предложений» [Кротевич Е.В. 1958. С. 31.].

По мнению А.И. Студневой, «вводные предложения вступают со смысловой структурой высказывания в функциональную по содержанию связь, которую мы называем ординативной и в основе которой лежат актуальные отношения между элементами речевой ситуации» [Студнева А.И. 1968. С. 309. ]

Изложение проблемы по вводным словам и словосочетаниям излагается в трудах A.M. Пешковского. Для нас важным является тот факт, что, определяя вводность как субъективно-объективную категорию, A.M. Пешковский указывает на то, что «вводные слова и сочетания потому не являются частями данной мысли, что когда-то составляли часть другой мысли. Дело в том, что вводные слова и сочетания образуются из так называемых вводных предложений, т. е. предложений, вставленных в середину других предложений, но не соединенных с ними грамматически… Нетрудно видеть, что путем недоговаривания таких предложений и получаются вводные выражения… При этом, чем короче такое выражение и чем чаще оно употребляется, тем больше оно теряет свое первоначальное значение (ср., например, видите ли, когда нечего видеть, одним словом когда употребляется очень много слов, слава богу, ради бога, бог знает, черт возьми в устах человека неверующего и т. д.)» [Пешковский А.М., 1956, С. 410].

Академик А.А. Шахматов признает наличие в русском языке и вводных слов, и вводных предложений, но в «Синтаксисе русского языка» он рассматривает только вводные слова. При этом А.А. Шахматов несколько суживает объем явления вводности. Он признает вводными словами только редуцированные предложения. Вводные слова «являются редуцированными по своему смыслу предложениями и восходят к действительным, настоящим предложениям» [Шахматов А.А., 1941, С. 265]. 

Таким образом, вне поля его зрения остаются те вводные слова и словосочетания, которые не происходят от предложений. В частности, по-видимому он считает наречием. Отказ от рассмотрения таких слов как вводных сказался и на оценке роли тех вводных слов, которые восходят к предложениям. Так, А.А. Шахматов указывает, что вводные слова «вносят в предложение определенное значение, видоизменяя, так или иначе, или дополняя сказуемое предложения» [Шахматов А.А., 1941, С. 265]. А семантико-синтаксическую функцию вводных слов ученый определял следующим образом: «Вне предложения, но введенными в его состав оказываются так называемые вводные слова или вводные предложения. Они в большинстве случаев <...> вводят в состав предложения то или иное сопутствующее представление» [Шахматов А. А., 1941, С. 47]. Это утверждение представляется для нас весьма существенным в аспекте выделения класса так называемых вводных и вставных элементов «метаязыкового комментирования» [Онишко С.Г., 1997, С. 3].

На коммуникативную значимость категории вводности указывал В.В. Виноградов, подчеркивая, что вводные компоненты объединяет общая коммуникативная установка воздействия на собеседника, адресата речи: «…Они вовлекают то лицо, к которому обращена речь, в круг желательных или нужных говорящему модальных оценок и квалификаций высказывания» [Виноградов В.В., 1975, С. 71]. Реализация субъективных намерений говорящего, его стремление воздействовать на адресата речи с помощью объективных (языковых) средств – вот та позиция, с которой В.В. Виноградов смотрит на лингвистическую сущность категории вводности.

В работах А.Н. Гвоздева указывается не только на изолированное положение вводных компонентов, но и специфическое интонационное их оформление: «Вводные слова не включаются в общую цепь подчинительных связей, охватывающих члены предложения; они обычно относятся ко всему предложению, их особое по сравнению с членами предложения положение получает выражение в интонации, показывающей, что в состав предложения входит нечто инородное, прерывающее обычное интонационное объединение слов в предложении» [Гвоздев А.Н., 1973, С. 192]. Различное расположение вводных компонентов в составе предикативной единицы, их отнесенность к целому предложению или отдельным его членам описывается исследователем с позиций формального синтаксиса, без учета коммуникативной структуры высказывания.

Функции вводных слов в художественном тексте освещены в трудах Б.А. Успенского, подчеркнувшего, что здесь они используются «не потому, что автор не уверен в действительных ощущениях персонажей – но именно с тем, чтобы указать на точку зрения, с которой ведется повествование» [Успенский Б.А., 1970, С. 115]. Сходным образом вводные слова рассматриваются в русле коммуникативного синтаксиса, то есть как знаки «диалогизованности» текста, его «полифоничности» [Онипенко Н.К., 1994, С. 74].

Вводно-модальные компоненты не изменяют общей структурно-семантической схемы предложения, но обогащают ее разнообразными субъективно-модальными смыслами, в «логико-семантической структуре высказывания они выполняют роль предиката пропозиционального отношения, аргументом которого служит некоторая пропозиция событийного или оценочного характера: «Возможно, что Р». Такой взгляд на вводные компоненты изложен в Грамматике 1980 [Теория функциональной грамматики, 1990, С. 159].

На современном этапе наиболее распространенной является такая концепция вводности, которая утверждает позицию синтаксической изолированности вводных слов от главных и второстепенных членов предложения, то есть указывает на формальные свойства данной группы слов. По наблюдениям М.В. Ляпон, «синтаксическое существо категории вводности – формальная автономность вводного компонента независимо от его структурной сложности» [Ляпон М.В., 1971, С. 198]. В то же время, такой взгляд на отношение вводных компонентов к составу высказывания: «включение» (Кротевич Е.В.), «интродуктивная синтаксическая связь» (Мухин А.М.), «соотношение» (Руднев А.Г.) – является неудовлетворительным, так как оставляет вне поля зрения те структуры, в которых вводные компоненты выполняют свою синтаксическую функцию, иначе говоря, не вскрывает сущности вводности. И несмотря на то, что оценивающая, воздействующая функция вводных слов определена недвусмысленно, существенным недостатком остается изолированное рассмотрение их формальных и семантических свойств, что мешает раскрытию роли вводности в оформлении высказывания в речи

Позиция вводного слова – это позиция подчиненности реме, актуализатора ремы [Орехова Е.Н., 2011, С. 25]. Другими словами, вводное слово должно быть рассмотрено как единица высказывания, а не предложения.


§2. Семантическая классификация вводных слов.
Вопрос о форме вводного компонента

В лингвистической литературе существует большое количество публикаций, посвященных семантической дифференциации вводных компонентов, но до сих пор среди лингвистов по этому вопросу нет четкой и единой позиции.

В «Русской грамматике» (1980) выделяют 7 групп вводных компонентов, реализующих следующие субъективно-модальные значения:

1. Значение акцентирования, подчеркивания, выделения в сочетании с усилением и с обращенностью к адресату с желанием привлечь внимание собеседника выражается вводными словами, сочетаниями и вводными предложениями напоминаю, повторяю, подчеркиваю, что еще важнее, что важно, что существенно, что еще существеннее, представьте, поверишь ли, можете себе представить и некоторыми другими.

В ряде случаев эти значения ослаблены и вводные слова оказываются словами-вставками, свободными от какой-либо синтаксической функции и свидетельствующими только о затрудненности или поиске выражения. В такой роли почти пустых вставок могут оказаться вводные слова и вводные сочетания так сказать, знаете, знаешь, значит, понимаете, понимаешь, скажу вам, надо сказать, в общем, главное, главное дело, собственно, собственно говоря.

2. Многие вводные слова служат для выражения субъективного отношения, эмоциональных реакций, интеллектуальных оценок самого говорящего:

– радости, одобрения, положительной оценки: на счастье, к счастью, к удовольствию, что хорошо, к радости и мн. др.;

– сожаления, неодобрения, отрицательной оценки: к несчастью, к стыду кого-либо, к прискорбию чьему-нибудь, к досаде, на беду, грешным делом и др.;

– удивления, недоумения: к удивлению кого-нибудь, к изумлению, странно, странное дело, непонятное дело, удивительно;

– опасения: не дай бог, неровён час;

– оценки сообщаемого с точки зрения достоверности: наверное, надеюсь, думаю, полагаю, пожалуй, кажется, думается, по-видимому, по всей вероятности, должно быть, видно, без сомнения, конечно, само собой, бесспорно, действительно;

– неопределенности: некоторым образом, в каком-то смысле;

– допущения: положим, предположим, допустим, пожалуй, возможно, если хотите.

В ряде случаев общее эмоциональное отношение к сообщаемому выступает как недифференцированное, неопределенное. Это характерно для таких вводных конструкций: говоря по совести, сказать по чести, между нами говоря, если правду сказать, кроме шуток, по правде говоря, прямо скажу, признаюсь, нечего зря говорить, по сути, по существу, в сущности говоря.

3. Отношение к стилю, к манере речи, к характеру и способу изложения выражается словами: лучше сказать, иначе говоря, прямо сказать, грубо говоря, если можно так выразиться, вернее сказать, короче говоря, одним словом, другими словами, проще сказать.

4. По разнообразным связям, осложнениям и зависимостям, а также по месту в строе текста сообщения характеризуют вводные слова и вводные сочетания: кроме того, к тому же, в довершение всего, вдобавок, сверх того, притом, следовательно, стало быть, тем более, во-первых и т. д.

– по значению соответствия чему-нибудь: как водится, как повелось, по обычаю, по обыкновению, как всегда;

– по значению независимости от чего-нибудь, противопоставленности: напротив, наоборот, как ты хочешь, воля твоя, воля ваша.

5. По источнику, по отнесенности к автору речи сообщение характеризуется вводными словами, сочетаниями и предложениями: по слухам, как слышно, с точки зрения кого-нибудь, как полагаю, как говорят, как считают, как пишут, как указывалось, по-моему, по-твоему, как оказалось, как известно, как говорили в старину.

6. Характеристика сообщаемого со стороны меры, степени или ограниченности чем-либо выражается сочетаниями: по меньшей мере, по крайней мере, в той или иной степени, в значительной степени.

7. Характеристику по протеканию во времени, по отношению ко времени выражают вводные слова, сочетания и предложения: случается, как это бывает, как это случается [Русская Грамматика (РГ). Т. 2. 1980. С. 229-231].

В учебнике «Современный русский язык» В.В. Бабайцевой, Л.Ю. Максимова выделяются восемь групп вводных компонентов по значению.

1. Уверенность: конечно, разумеется, полагаю, бесспорно, правда, несомненно, в самом деле, без сомнения, безусловно, действительно и др.

2. Неуверенность: наверное, кажется, вероятно, очевидно, видно, по-видимому, возможно, верно, может быть, должно быть, надо полагать и др.

3. Эмоциональная оценка: к счастью, к несчастью, к радости, к сожалению, на счастье; странное дело, известное дело и др.

4. Источник сообщения: по преданию, по пословице, по слухам, по-моему, говорят, помнится, известно, слышно, по мнению, по словам и др.

5. Отношения между частями высказывания: кстати, к примеру, например, наконец, в частности, главное, в общем, между прочим, во-первых, во-вторых, повторяю, значит, выходит, следовательно, таким образом и др.

6. Оценка стиля высказывания: по выражению, короче, другими словами, выражусь прямей, прямо скажем, говоря образно, честно говоря и др.

7. Степень обычности фактов: по обыкновению, по обычаю, бывает, случается, как водится, как всегда и др.

8. Привлечение внимания к сообщению: видишь (ли), знаешь (ли), помнишь (ли), понимаешь (ли), представь, послушай и др. [Бабайцева Р.Я., Максимов Л.Ю. 1981. С. 271.]

А.Г. Руднев в работе «Синтаксис современного русского языка» вводный компонент рассматривает как член предложения. Классификация вводных членов предложения, представленная в ней, такова:

1. Вводный член выражает модальные отношения говорящего к тому, о чем он сообщает или судит, что и как оценивает.

С одной стороны, он определяет степень достоверности сообщаемого:

а) уверенность в реальном соответствии действительности: конечно, разумеется, полагаю, бесспорно, правда, несомненно, в самом деле, без сомнения, безусловно, действительно и др.;

б) неуверенность в реальном соответствии чего-либо действительности, предположение, сомнение или возможность: наверное, кажется, вероятно, очевидно, видно, по-видимому, возможно, верно, может быть, должно быть, надо полагать и др.;

С другой стороны, вводный член предложения выражает различные чувства говорящего в связи с тем или иным сообщением:

а) сочувствие другим, пожелания: к счастью, к несчастью, счастливо;

б) досаду, сожаление: жаль, к сожалению, к великой досаде, увы;

в) указание на личное удовлетворение, радость: к счастью, к радости, ага!;

г) удивление, недоумение: неужели, бог весть, ах;

д) иронию: прости ей, зоркий пол, нечего сказать;

е) осуждение и самоосуждение, снисхождение: небось, бог с тобой;

ж) чувства надежды, томительного ожидания, опасения, страха или ужаса: боже правый, быть может, надеюсь;

з) желание вызвать в собеседнике то или иное отношение к сообщению или побудить собеседника обратить внимание на то, что собирается сказать, в чем стремится уверить его: знай, верьте мне, поверь и др.;

2. Вводные слова содержат указание на источник высказывания со ссылкой на личное или чужое мнение: по мненью моему, говорят, по мне, по выражению (чьему-нибудь).

3. Вводные слова указывают на характерный для говорящего порядок или последовательность в развитии мысли, доказательств: во-первых, во-вторых, с одной стороны, с другой стороны и др.

4. Вводные компоненты содержат указание на переход к выводу, обобщению, заключению, как один из способов смысловой связи данного высказывания с предшествующим или к дополнительному замечанию: видно, кстати, словом, итак.

5. Вводные слова указывают на противопоставление данного сообщения ранее высказанному, иногда с оттенком уступительности: по крайней мере, впрочем, однако ж, вопреки обыкновению и др.

6. Вводные компоненты могут содержать указание на конкретизацию или иллюстрацию высказанной мысли, отношение к форме высказывания: именно, короче и др.

7. Вводные слова содержат всякого рода замечания, делаемые попутно, мимоходом, вскользь, или справки для пояснения того, о чем идет речь: бывало, бывает и др.

Из анализа смысловых функций очевидно, что вводные конструкции имеют самостоятельную значимость. Пользуясь ими, говорящий передает отношение модального характера, либо дополнительные замечания к высказанной в предложении мысли.

П. А. Лекант в учебнике «Современный русский язык» рассматривает вводные компоненты следующим образом: разные по составу вводные компоненты, по мнению ученого, выполняют одинаковые функции, поэтому П.А. Лекант пользуется термином «вводные компоненты», объединяющим вводные слова, словосочетания и предложения.

По значению вводные компоненты он делит на следующие группы:

1) указывающие на степень достоверности сообщения;

2) выражающие эмоциональную оценку сообщения;

3) указывающие на источник сообщения;

4) оценивающие способ выражения мысли;

5) указывающие на степень обычности излагаемых фактов;

6) обращенные к собеседнику с целью привлечь или возбудить его внимание;

7) указывающие на отношения между частями высказывания.

1. Вводные компоненты, указывающие на степень достоверности сообщения, оценивают содержание предложения как бесспорное, как предполагаемое или возможное.

Значение бесспорности выражают такие вводные компоненты, как бесспорно, конечно, разумеется, без сомнения, без всякого сомнения, факт, само собой и др.: Причиной этому, без сомнения, было нравственное и физическое переутомление (Куприн); Музей был, конечно, закрыт (Паустовский); Доктор, действительно, лежал на диване... (Куприн)

Возможность или предположение выражаются вводными компонентами видимо, кажется, надо полагать, видать, может быть, возможно, пожалуй, по всей вероятности и др.: Помещик, казалось, хлопотал много о прочности (Гоголь); «Может быть, уже пора продолжать репетицию?» — напомнила Лидочка (М. Горький); Теперь, по всей вероятности, вихри, кружась и увлекая с земли пыль, сухую траву и перья, поднимались под самое небо (Чехов); Самой природе, видно, отныне вменялась в обязанность грусть (Л. Леонов).

2. Вводные компоненты, выражающие эмоциональную оценку сообщения, включают слова, называющие чувства: счастье, радость, огорчение, стыд и др. С ними могут сочетаться слова, указывающие, кто испытывает чувство, т.е. кому принадлежит эмоциональная оценка содержания: к стыду моему, к его огорчению, на её счастье и др. В состав вводных компонентов могут также входить слова, обозначающие полноту, степень проявления чувства или его оценку: (к моему великому огорчению, к его неожиданной радости и др.): Час назад ему, к его радости, позвонил с нового места один из начальников и сказал, что скоро вернётся сюда с группой работников (Симонов); К сожалению, должен прибавить, что в том же году Павла не стало (Тургенев); Лошадка его, к истинному моему удивлению, бежала очень недурно (Тургенев); Наконец, к неописанной нашей радости, Ермолай вернулся (Тургенев); По счастью, близко тут журавль случился (Крылов).

3. Вводные компоненты, указывающие на источник сообщения, включают слова: мнение, предположение, слова и др. С ними могут сочетаться по моему мнению, по его словам, по нашему предположению, как мы полагаем; по-моему, по-твоему и др., уточняющие, кому принадлежит мнение и т.д. и кому, следовательно, приписывается сообщение: По-вашему, всё это мелочи, пустяки, но поймите же, что этих мелочей так много... (Чехов); В каюте Иван Ильич просидел часа три, придумывал, как объяснить Даше свой, по его пониманию, пошлый и навязчивый поступок (А. Толстой); Свадьба, по словам рассказчика, чуть-чуть было не состоялась (Куприн); Языков, обладавший, по словам Пушкина, удивительным огнем языка, в одном из своих стихотворений великолепно описал Волгу и Оку (Паустовский).

4. Вводные компоненты бывает, как обычно, как обычно бывает, как правило, случается, как водится, как иногда случается и др. указывают на степень обычности излагаемых фактов: Ермолай стрелял, как всегда, победоносно, я — довольно плохо, по обыкновению (Тургенев); Тем, однако, дорожи, что, случалось, врал для смеха, никогда не лгал для лжи (Твардовский); Я читал эти письма, как всегда, ночью (Паустовский). Вводные конструкции этого типа немногочисленны. Они указывают на повторяемость, периодичность сообщаемых фактов или, наоборот, на их случайность, единичность.

5. Вводные компоненты, обращенные к собеседнику с целью возбудить его внимание, вызвать его отклик на высказывание, отличает наиболее неясное и неопределенное значение. Это такие компонент, как знаешь, знаете, знаете ли, понимаете, видите ли, изволите видеть (устар.), судите сами, согласитесь и др. Они близки к частицам. Их употребление нередко вызвано взволнованностью говорящего или сбивчивостью его мыслей: Однако, знаете, мне стало грустно... Тяжело как-то (М. Горький); Ведь, судите сами, выкрасть из дел какой-нибудь документ, вексель и прочее — минутное дело! (Чехов); Да, я герой... А он мне даёт комические роли. Нелепо же, согласитесь! (М. Горький); Слышь, подкинь ещё одну ложечку такую, Я вторую, брат, войну на веку воюю (Твардовский); ...Сапожника Алёшу в часть отвёз. Лёг, понимаешь, среди улицы, играет на гармонии и орёт...
(М. Горький).

К указанным в водно-контактным компонентам близки по функции: по правде (откровенно) сказать (говоря), добавим, к слову сказать и др., характеризующие речевую манеру самого говорящего и воздействующие на адресата: Сама Авдотья, по правде говоря, не очень-то прислушивалась к этим пересудам (Абрамов); К слову сказать, много человеческой радости принесли Паустовскому заграничные поездки в последние годы жизни (Казаков).

6. Вводные компоненты, указывающие на отношения между частями высказывания, по своему значению сближаются с союзами. Это вводно-союзные компоненты («гибридные», по В.В. Виноградову). Они могут указывать на следование одних фактов за другими при перечислении (во-первых, во-вторых и т.д.; наконец и др.) Краснов от прямого ответа ускользнул, предложив взамен совместный поход на Царицын, для того, чтобы, во-первых, овладеть крупнейшим стратегическим центром и, во-вторых, удержав его, соединиться с уральскими казаками (Шолохов); Но, во-первых, больная, действительно, находилась в отчаянии; а во-вторых, надо правду сказать, я сам чувствовал к ней расположение (Тургенев).

Вводные компоненты напротив, наоборот, впрочем и др., правда (с оттенком уступительности) указывают на противопоставление содержания предыдущему высказыванию: Дождь, однако же, казалось, зарядил надолго (Гоголь); [Бобров] тихонько отыскал свою шляпу и осторожно вышел на крыльцо. Его ухода, впрочем, и так никто бы не заметил (Куприн); Прошли ровно сутки, и Синцов стоял снова перед тем же самым зданием райкома. Правда, здание было уже не совсем то же самое, в половине окон вылетели стёкла (Симонов); Агафья не была скупой, напротив, считалась простушей и могла не пожалеть последнего (Распутин).

Вводные компоненты следовательно, значит, выходит, стало быть и др. могут показывать, что содержание предложения логически вытекает из предшествующего высказывания как его следствие: Я уснул в полночь. Значит, за два часа так необыкновенно изменилась земля, выпал снег. (Паустовский).

С помощью вводного компонента может также выражаться вывод, обобщение, заключение (итак,вообще, таким образом и др.): У неё уже давно вошло в привычку дразнить Боброва его лошадью, к которой он был так привязан. Вообще, в доме Зиненок вечно кого-нибудь и чем-нибудь дразнили (Куприн).

Вводные компоненты имеют сложную систему значений. Их употребление в речи не только оправданно, но и совершенно необходимо. Однако неумеренное и неправильное использование вводных конструкций (например, таких, как скажем, так сказать, к примеру, понимаешь и т.п.) делает речь неблагозвучной, косноязычной, тусклой, вызывающей раздражение слушателей, а порой и непонятной.

Из анализа смысловых функций очевидно, что вводные конструкции имеют самостоятельную значимость. В данной работе мы будем опираться на классификацию, предложенную П.А. Лекантом.

Вводные компоненты соотносимы с другими частями речи – именем существительным, именем прилагательным, глаголами, но эти части речи, употребленные во вводной функции, теряют свое вещественное значение и выражают только значение модальное, то есть значение отношения. Также они теряют свои грамматические категории, становятся застывшими формами, специально предназначенными для выражения в языке субъективно-модальных значений. Наряду с этим к нашему времени в языке выделяется особая лексическая группа, которая выступает только в роли вводного компонента и образует особую лексико-грамматическую категорию слов, получившую в трудах В.В. Виноградова наименование «модальных слов».

В роли вводного слова могут выступать:

1) имена существительные (с пояснительными словами или без них).

а) без предлога: Правда, обед его состоял из двух или трех блюд, изготовленных отставным солдатом, но шампанское лилось притом рекою (Пушкин);

б) с предлогами: Горный воздух, без сомнения, действует благоприятно на здоровье человека (Толстой);

2) глаголы: Где же это, позвольте, было? (Павл.);

3) наречия: Ветер дует как в четвертом акте «Чайки», но ко мне никто не приходит, а, напротив, я сам должен буду уйти после десяти, надевши шубу (Чехов);

4) фразеологические обороты: Студенты консерватории поставили «Пиковую даму» и Нина, да грех сказать, была великолепна (Каверин);

5) имена прилагательные в краткой и полной форме: Батюшка, виноват – грех попутал – солгал (Каверин);

6) местоимения: По мне, это должна быть партизанская пехота (Симонов);

7) междометия: Одна красавица младая / На берегу плела венок./ Меня влекла моя судьбина, / Ах, витязь, то была Наина! (Пушкин);

8) частицы: Нет, жизнь меня не обделила, добром своим не обошла (Твардовский). Да, он достиг своего идеала (Чехов).

Частицы да и нет в одном и в другом случае, как явствует из контекста, являются категорическим подтверждением соответствия сообщаемого факта действительности, что составляет одну из основных функций вводного члена предложения.

слова, которые с данным лексическим значением выступают к нашему времени только в роли вводных компонентов и образуют особую грамматическую категорию, категорию «модальных слов», например: Ружья, пробывшие двое суток на морозе и, вероятно, густо смазанные маслом, дали осечки (Арсеньев). Лицо Ноздрева, по-видимому, уже сколько-нибудь знакомо читателю (Гоголь).

Проблема вводности привлекает внимание лингвистов с давних пор. Однако до настоящего времени остаются спорными множество вопросов, касающихся данной категории. Реализация семантики вводных компонентов в языке является частным вопросом  общей проблемы вводности. Это объясняется сложностью трактовки понятия вводности  и значений вводных компонентов как части более общей проблемы универсальных категорий.
§3. Вводный компонент как средство выражения субъективной модальности

Проблема категории модальности привлекает внимание лингвистов с давних пор. Однако до настоящего времени остаются спорными множество вопросов, касающихся данной категории. Вопросы реализации модальности в тексте речевого произведения не нашли пока достаточно полного описания в лингвистической литературе. Это объясняется сложностью трактовки понятия модальность  и модальных значений как части более общей проблемы универсальных категорий. В лингвистической литературе категория модальности рассматривается по-разному.

В качестве исходного принимается определение модальности, данное этой категории    В.В. Виноградовым – «отношение действия к действительности, устанавливаемое говорящим лицом» [В. В. Виноградов, 1963, С. 115]. Принятие этого общего определения не исключает, однако, возможности уточнения его содержания.

 Е.И. Беляева определяет модальность как «языковую категорию, выражающую оценку говорящим отношения высказывания к действительности с точки зрения способа существования связи между субъектом и его признаком, степени познанности этой связи говорящим или ее желательности» [Е. И. Беляева, 1984, С. 60]. Данная категория тесно связана с коммуникативным намерением говорящего и реализуется в процессе общения в форме разнообразных коммуникативно-синтаксических и модальных типов высказываний в различных речевых актах.

Модальность – семантическая категория, выражающая отношение говорящего к содержанию его высказывания, целевую установку речи, отношение содержания высказывания к действительности. Модальность является языковой универсалией, принадлежащей к числу основных категорий естественного языка. Модальными называются слова, посредством которых говорящий оценивает свое высказывание в целом или отдельные его части с точки зрения отношения их к объективной действительности.

     Большое разнообразие мнений по основным вопросам, касающимся содержания категории модальности и ее отношения к другим лингвистическим категориям, свидетельствует о сложности этой категории, в которой переплетаются экстралингвистические и лингвистические понятия. Модальность понимается как многоплановая неоднородная категория, которая выражает отношение содержания высказывания к действительности, а также отношение говорящего к тому, о чем сообщается в высказывании. Часто говорится о субъективно-объективном характере категории модальности как сложного, многопланового явления. Объективная модальность характеризует действие или состояние со стороны модуса существования, субъективная модальность вносит дополнительные модальные значения и оттенки.

Модальность – одна из категорий, формирующих предикативность предложения. Разработка вопроса об аспектах модальности, которая может быть представлена как объективная, получающая грамматическое выражение в формах морфологических глагольных наклонений и в синтаксических наклонениях, или как субъективная, получающая лексическое выражение, а также исследование взаимодействия этих аспектов - один из актуальных вопросов синтаксиса предложения. Под модальностью в широком смысле мы понимаем отношение говорящего к содержанию высказывания с точки зрения соответствия или несоответствия действительности. Выражение этого отношения коммуникативно обусловлено, т. е. связано со стремлением говорящего вызвать у адресата речи нужную реакцию: убедить его в чем-либо, увлечь, взволновать.

При анализе взаимодействия субъективной модальности, выраженной вводным компонентом, и объективной модальности, выраженной глаголом-сказуемым, за основу берутся лексико-семантические признаки вводных слов, выступающих в роли вводных компонентов, т.е. учитывается принадлежность вводных слов к тому или иному лексико-семантическому разряду.

Русские грамматики уже в середине XIX в. заметили определённую семантическую связь модальных наречий, частиц (даже союзов), категории наклонения глаголов с вводными словами, модальным планом предложения. Ещё не были разграничены уровни модальности (лексический, морфологический, синтаксический), но формировалось понимание общности этих средств, выделение понятийной категории модальности (такое понимание, в частности, представлено в «Словаре лингвистических терминов» О.С. Ахмановой, в учебном пособии Н.М. Шанского и А.Н. Тихонова и др.). О.С. Ахманова дает следующее определение: « Модальность… Понятийная категория со значением отношения говорящего к содержанию высказывания и отношения содержания высказывания к действительности (отношения сообщаемого к его реальному осуществлению), выражаемая различными грамматическими и лексическими средствами, такими, как формы наклонения, модальные глаголы, интонация и т. п.» [Ахманова, 1966, С. 237]. Авторы другого словаря лингвистических терминов, Д.Э. Розенталь и М.А. Теленкова, вносят некоторые коррективы: вместо не очень чётко очерченного термина понятийный (то есть выражающий отвлечённое обобщённое значение, имеющее соответствующее выражение, или относящийся к понятиям как к семантической основе лингвистических категорий) авторы используют термин «грамматико-семантическая категория».

Отношение говорящего к высказываемому и оценка того, как сообщаемое соотносится с объективной действительностью (как реальное, возможное, необходимое, желательное и т. п.), может быть выражено лексическим значением корня слова, морфологическими и синтаксическими средствами. Покажем это на примерах.

1. Модальные значения входят в семантическую структуру слов, выраженных разными знаменательными частями речи: а) именами существительными: желание, возможность и под.; б) именами прилагательными: желательный, возможный, должен, уверен и т. д.; в) наречиями: безусловно, неуверенно и др.; г) безлично-предикативными словами: можно, сомнительно, возможно и т. д.; д) глаголами: предполагать, сомневаться, желать, хотеть и др.

В системе служебных частей речи средствами выражения модальности выступают частицы: авось, чай, якобы, вроде, разве что и под. (в широком понимании термина «модальность», когда в него включают утверждение, отрицание, вопрос, к модальным частицам относят не, ни, разве, ли ).

Модальность (в широком понимании термина) находят и в междометиях: «Категория субъективной модальности реализуется: … 3) при помощи междометий, напр. для выражения значения внезапности ( бац, хлоп, хвать, глядь )…».

2. В морфологии специальным средством выражения модальности является наклонение глагола, которое передает значения реальности–ирреальности, желательности и т. д.

3. Разнообразен спектр выражаемых модальных отношений на уровне синтаксиса. Сюда относят: вводные слова и предложения, вставные слова и конструкции; повествовательные, вопросительные и побудительные предложения; утвердительные и отрицательные предложения; порядок слов.

Таким образом, модальность включает в себя разнообразные средства, подчинённые общей идее: передать отношение сообщаемого к его реальному осуществлению.

Ядром категории модальности является специальный структурно-семантический класс модальных слов. Каков частеречный статус этого класса слов? Однозначного ответа на этот вопрос в современной лингвистической литературе нет. – Все же мы выделяем модальные слова как самостоятельный класс слов (Современный русский литературный язык // П.А Лекант. – М.: Высшая школа, 1996.). «Русская грамматика-80», большинство современных грамматик не выделяют модальные слова в часть речи, распределяя их между наречиями, безлично-предикативными словами, глаголами, именами существительными. Противоположной точки зрения придерживаются авторы учебного пособия «Современный русский язык» Н.М. Шанский и А.Н. Тихонов, которые приняли точку зрения В.В. Виноградова, впервые выделившего модальные слова в качестве самостоятельного структурно-семантического класса слов. В книге «Русский язык (грамматическое учение о слове)» В.В. Виноградов писал: «В кругу модальных отношений обыкновенно рассматривают отрицание и утверждение, всякого рода наклонения, разнообразные субъективные оттенки значений, облекающие формы времени, и т. п.

Модальные отношения выражаются не только грамматическими формами глагола или особыми формальными показателями. Они могут выражаться также своеобразным «вводным» использованием как форм разных частей речи, так и целых синтагм и даже предложений. Но в русском языке для выражения категории синтаксической модальности существует и отдельный лексико-семантический разряд слов» [Виноградов, 1972, С. 568]. Гораздо раньше В.В. Виноградов именует модальные слова структурно-семантической категорией слов: «Итак, намечаются четыре основные структурно-семантические категории слов в современном русском языке: 1) слова-названия, или части речи; 2) связочные слова, или частицы речи, 3) модальные слова и частицы и 4) междометия» [Виноградов, 1972, С. 32]. Эти же категории на С. 31 названы «грамматико-семантическими». Итак, модальные слова у В.В. Виноградова характеризуются как лексико-семантический разряд, грамматико-семантическая категория, структурно-семантическая категория. Их место определяется как промежуточное между частями речи (то есть знаменательными словами) и частицами речи (то есть служебными словами). При этом к модальным словам В.В. Виноградов присоединяет модальные частицы, часто включает в них идиомы, что свидетельствует о нестабильности, нечёткости выделения объёма и границ модальных слов. Основными особенностями модальных слов В.В. Виноградов считал следующие:

1) они лишены «номинативной функции» и этим отличаются от знаменательных слов, именуемых частями речи;

2) они выражают модальность высказывания, определяют точку зрения говорящего на отношение речи и деятельности;

3) они выполняют синтаксическую функцию вводных членов предложения [Виноградов, 1972, С. 568–583].

В последующем теория модальных слов совершенствовалась и углублялась в работах В.Б. Барчунова, А.Я. Баудера, В.А. Ицковича, Б.В. Хрычикова. От модальных слов отграничивались такие, которые не соответствуют семантике модальности: «Не включаются в разряд модальных слов: 1) вводные слова, выражающие эмоциональное отношение к фактам действительности ( к счастью, к удовольствию, к сожалению, к несчастью, к удивлению, к огорчению, к прискорбию, к досаде и т. п.; 2) слова со значением уточнения, пояснения, ограничения ( в частности, впрочем, кстати и т. п.); 3) слова, указывающие на связь мыслей, порядок их изложения, способ оформления, близкие по функции к союзам ( во-первых, наконец, напротив, наоборот, однако, итак, значит, следовательно, словом, так сказать и т. п.)» .

Общим значением модальных слов является способность устанавливать отношение сообщаемого к реальному осуществлению. Одна часть рассматриваемых слов выражает реальную, утвердительную модальность, достоверность, бесспорность, очевидность (конечно, безусловно, несомненно, действительно, разумеется и под.): Она, конечно, все это прочитала…(В.Дудинцев). Федор Иванович, действительно, был бледен и вял… (В.Дудинцев); другая – гипотетическую модальность, предположение. Во второй группе можно выделить модальные слова, выражающие возможность, предположительность, сомнение, вероятность т. п. ( возможно, может, верно, вероятно, видимо, думаю, думается, знать, кажется, наверно, наверное, очевидно, по-видимому, пожалуй, полагаю, предполагается и др.): Скажу вам, что вообще я впервые буду держать в руках … видимо, настоящие объективные данные (В.Дудинцев). Так, пожалуй, будет ещё лучше (В.Дудинцев).

Модальные слова не примыкают к другим словам, не управляют ими, не входят в состав словосочетаний. Они не являются членами предложения, поэтому в школьном и ряде вузовских учебников они квалифицируются как слова, грамматически не связанные с предложением. Согласно второй точке зрения, модальные слова вступают в особые отношения с предложением и образуют особые связи с ним, что подтверждается интонационно. В предложении модальные слова выступают в функции вводных слов с модальным значением или в качестве нечленимых, так называемых «слов-предложений» в диалогической речи: – Я, правда, говорил, что тебе писать попроще надо… однако не до последней же, братец, степени (Л.Леонов). Видимо, они выскочили, не выдержав огня… (К. Симонов). – Полотенце, мыло найдется? – Конечно(В.Дудинцев). В последнем случае всё содержание предложения сводится к утверждению или отрицанию, согласию или несогласию и к общей модальной оценке предшествующего высказывания.

Ещё одна точка зрения на слова-предложения отражена в статье В.Ф. Киприянова «Понятие о коммуникативации» (Грамматические классы слов. С. 68–73). Автор ставит вопрос о выделении особого семантико-грамматического класса слов, которые он назвал коммуникативами. Коммуникативы выделялись на основании совокупности следующих признаков: указания на целостную нерасчленённую мысль; неизменяемость, функционирование исключительно в качестве нечленимого предложения.

Модальные слова образованы за счёт диахронного трансформационного потенциала модаляции. В модальные слова переходят:

имена существительные: правда, факт; например: Эта повесть, правда, небольшая, в шесть-семь авторских листов (Паустовский);

глаголы: кажется, казалось, разумеется, знать, видать, думаю, полагаю, предполагать, пожалуй и под.; например: А может, нам и правда остаться в Москве? (К. Симонов). Вы, кажется, думаете, что это я к вам на дорогу выбегала? (Л.Леонов). Думается, день этот, такой звонкий, яркий запомниться ему… Ну что ж, пожалуй , верно (К. Симонов);

краткие прилагательные в форме среднего рода единственного числа: истинно, верно, бесспорно, действительно, очевидно и др. (некоторые лингвисты считают, что в данном случае в качестве исходной формы выступают не краткие прилагательные, а наречия на - о); например: Он очень волновался, чем, верно, и объяснялась его беспорядочная и не по характеру откровенная скороговорка (Л.Леонов). Ты, конечно, пообедаешь с нами, Иван Матвеевич? (Л.Леонов);

причастие видимоОн, видимо, имел в виду не высоту дерева, а размер обречённых территорий, – поправился Александр Яковлевич (Л.Леонов);

слова категории состояния слышно, видноВидно, у тебя хорошая должность (Л.Леонов).

При переходе в модальные слова перечисленные выше единицы теряют способность изменяться, быть членом предложения, приобретают особую грамматическую интонацию и способность выступать в роли вводных слов, нечленимых предложений – ответных реплик диалогического единства.

В современном русском языке вводные компоненты представляют собой особую категорию слов. П. А. Лекант назвал данную группу «коммуникативно-прагматической». Эти слова и являются выразителями субъективно-модальных значений.
Выводы по главе 1

Анализ теоретической литературы позволил сделать следующие выводы:

Трактовка вводных слов, словосочетаний, предложений — одна из нерешенных лингвистических проблем, хотя и привлекала внимание многих исследователей. Так, неоднократно лингвисты обращались к изучению грамматических и семантических свойств вводных слов и словосочетаний (А.И.Аникин 1956, А.И.Студнева 1969, П.А.Лекант 1988, Р.А.Маркарян 1987, Л.И.Василенко 1990), к рассмотрению вводных единиц как средству выражения модальности предложения (В.В.Виноградов 1950, А.А.Корнилов 1973, В.З.Панфилов 1977, Г.П.Немец 1991), к изучению функционирования вводных единиц в составе различных видов предложений, в составе текста (М.С.Черткова 1969, Л.В.Аниеимова 1982, В.В.Амосова 1971, Г.А.Золотова 1983, А.М.Баранов, И.М.Кобозева 1984), к исследованию союзной функции вводных компонентов в структуре предложения (текста) (М.Е. Боскова 1959, Н.В.Муравьева 1980, Т.С.Алгазина 1994).

На современном этапе изучения вводные компоненты  — это слова, входящие в состав предложения, но не вступающие с его членами в грамматическую связь. Вводные компоненты не изменяют общей структурно-семантической схемы предложения, но обогащают ее разнообразными субъективно-модальными смыслами, поэтому можно говорить о том, что они выступают как единица высказывания, а не предложения.

Среди лингвистов до сих пор нет четкой и единой позиции относительно семантической дифференциации вводных компонентов. Современные лингвистические изыскания характеризуются смещением интересов в сторону функционирования языка, закономерностей употребления языковых единиц в соответствии с целями говорящего. Именно такое внимание лингвистики к роли человеческого фактора в языке обусловило ее теснейшую связь с прагматикой. В связи с этим наиболее актуальной представляется семантическая классификация вводных компонентов П. А. Леканта.

Вводные компоненты соотносимы с различными частями речи – именем существительным, именем прилагательным, глаголами, но эти части речи, употребленные во вводной функции, теряют свое вещественное значение и выражают только значение модальное, то есть значение отношения. Также они теряют свои грамматические категории, становятся застывшими формами, специально предназначенными для выражения в языке субъективно-модальных значений.


скачать файл


Закрыть ... [X]

Шуток нет - новые анекдоты, прикольные истории, шутки Коллекция одежды в цуме

Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами Вязание варежек ежик спицами